Получив новость о банкротстве должника, кредитор может выбрать две модели поведения. Первая из них заключается в том, чтобы пустить ситуацию на самотёк, даже не предъявляя требование кредитора антикризисному управляющему. Такая модель поведения может быть обусловлена многими факторами. Чаще всего, кредитор уже имеет негативный опыт участия в конкурсном производстве, когда задолженность перед ним была погашена в очень небольшой либо вовсе в никакой части. Действительно, банкротство в отношении некоторых должников не могло закончится успешно.

Нередки ситуации, когда недобросовестные должники входят в банкротство только тогда, когда ничего из имущества уже не осталось. Однако иногда, кредитор сам того не зная, может не воспользоваться возможностями по юридически грамотной защите своих прав. В отличие от кредитора, который изберёт вторую модель поведения.

Предъявление своевременного требования с последующим приобретением статуса конкурсного кредитора это только первый шаг, первая ступенька. Участие в собраниях кредиторов имеет немаловажное значение. Ведь решение данного собрания имеют не последнее правоустанавливающее значение в конкурсном процессе. Даже не имея значительного количества голосов, можно пресечь противоправные действия, выражающиеся в проведении таких собраний с нарушением закона. Кроме того, можно объединиться с другими активными кредиторами в целях защиты своих интересов.

Законодательство даёт значительное количество механизмов, позволяющих кредитору контролировать действия антикризисного управляющего. Особенно действия антикризисного управляющего нуждаются в контроле тогда, когда антикризисный управляющий назначен судом из кандидатур, предложенных должником. Ведь несмотря на то, что в любом случае антикризисный управляющий должен оставаться фигурой нейтральной, получая вознаграждение строго в установленном законом порядке, соответствие действительности воле законодателя не всегда оставляет почву для оптимизма.

Иногда не лишним является обращение кредитора в правоохранительные органы с целью проверки действий руководства должника на предмет совершение им действий, инкриминируемых в качестве ложного либо преднамеренного банкротства. Много говорится о том, что данные деяния носят трудно доказуемый характер. Тем не мене, если количество пострадавших от данных деяний субъектов хозяйствования выльется в соответствующее количество заявлений, говорить о такой практике смогут только лица, кровно заинтересованные в её отсутствии.

Ущерб, причинённый кредитору преступлением, будет возмещаться виновным лицом в рамках гражданского иска в уголовном процессе. Кроме того, распознав ложное банкротство на этапе подачи должником заявления о банкротстве, кредитор может изложить свою позицию в отзыве на это заявление, адресуемом экономическому суду.

Главнейшей задачей активного кредитора является, во-первых, контроль за максимально полным выявлением конкурсной массы, во-вторых, контроль за исключением реализации конкурсной массы по бросовым ценам. Для этого необходимо постоянное наблюдение за процедурой торгов, проводимых антикризисным управляющим. Обжалование незаконного исключения из конкурсной массы имущества, фиктивных торгов. При объединении значительного количества голосов кредиторов против незаконных действий, осуществляемых управляющим, его смещение не будет являться нереальным.

В случае действительного отсутствия у должника имущества, даже самый компетентный управляющий не сможет обеспечить реального удовлетворения требований кредиторов. Такое удовлетворение станет возможным только в случае привлечения руководителя или учредителей должника к субсидиарной ответственности. Проблема здесь состоит в трудности доказывания прямой причинно-следственной связи между действиями указанных лиц и неплатёжеспособностью должника.