Декретом Президента Республики Беларусь от 21.12.2017 N 8 “О развитии цифровой экономики” (далее – Декрет) введен ряд правовых институтов, таких как смарт-контракты, конвертируемый займ, соглашение о возмещении потерь и др. Данные инструменты открывают дополнительные возможности для осуществления транcграничных транзакций. Рассмотрим некоторые из них, в том числе смарт-контракты.

Следует отметить, что в настоящий момент данные институты функционабельны лишь для резидентов ПВТ. Однако по результатам успешного “правового эксперимента” в ближайшее время планируется реализация данных механизмов в рамках норм Гражданского кодекса Республики Беларусь.

Смарт-контракты

Резиденты ПВТ смогут совершать или исполнять сделки, используя смарт-контракты. Он определен как программный код, предназначенный для функционирования в блокчейне либо иной подходящей информационной системе в целях автоматизированного совершения или исполнения сделок либо совершения иных юридически значимых действий (п. 9 приложения 1 к Декрету).

Таким образом, смарт-контракт может функционировать только в цифровой среде – блокчейне или другой распределенной информационной системе. Поэтому для разработки смарт-контракта необходимо привлечение труда не только и даже не столько юристов, сколько программистов.

Механизм работы смарт-контракта заключается в следующем. Программный код, который содержит данные об условиях сделки, загружается в информационную среду. Затем он самостоятельно отслеживает действия сторон и принимает решения по исполнению договора.

Лицо, совершившее сделку с использованием смарт-контракта, считается надлежащим образом осведомленным о ее условиях, в том числе, выраженных программным кодом. Это правило действует, пока не доказано иное (подп. 5.3 п. 5 Декрета).

Соглашение о возмещении имущественных потерь

Резиденты ПВТ будут вправе заключать его между собой и (или) с третьими лицами. По нему одна сторона обязуется возместить имущественные потери другой стороны или третьего лица. Которые возникнут в случае наступления определенных в таком соглашении обстоятельств. При этом эти потери не связаны с нарушением обязательств стороной, обязующейся их возместить (ч. 1 подп. 5.4 п. 5 Декрета).

Приведем примеры обстоятельств, связанных с потерями:

  • невозможность исполнения гражданско-правовых обязательств;
  • предъявление требований государственным органами к стороне или к третьему лицу, указанному в договоре. Могут быть и другие обстоятельства.

Соглашение о возмещении потерь может быть оформлено в виде отдельного документа или включено в договор. Чтобы оно имело юридическую силу, необходимо согласовать обстоятельства, наступление которых может вызвать потери. В соглашении о возмещении потерь можно определить заранее сумму возмещения либо ее пределы (ч. 2 подп. 5.4 п. 5 Декрета).

Суд может уменьшить размер возмещения потерь. Это возможно, если сторона, понесшая потери, умышленно или в силу грубой неосторожности способствовала увеличению размера потерь. Или если эта сторона не приняла разумных мер для их минимизации (ч. 3 подп. 5.4 п. 5 Декрета).

Заверения в обстоятельствах

При заключении сделки резидент ПВТ, собственник имущества, учредитель (участник) резидента ПВТ могут предоставить другой стороне заверения о тех или иных обстоятельствах. Данные обстоятельства должны иметь значение для сделки.

Заверения могут относиться к предмету сделки, полномочиям представителей, применимому праву, наличию разрешительной документации, платежеспособности сторон, наличия прав на объекты интеллектуальной собственности. Потому что речь идёт о неком аналоге аффидевита, института, знакомого частному праву зарубежных стран.

Заверения следует оформлять в письменной форме – в виде отдельного документа либо соответствующего условия в договоре. Если заверения окажутся недостоверными, лица, предоставившие их, обязаны (ч. 4 подп. 5.4 п. 5 Декрета):

  • возместить по требованию контрагента потери, причиненные недостоверностью таких заверений;
  •  выплатить неустойку, если таковая предусмотрена договором.

Сторона, полагавшаяся на недостоверные заверения, вправе также отказаться от договора. Если иное не предусмотрено соглашением сторон. Стороны могут закрепить в соглашении последствия такого отказа (ч. 5 подп. 5.4 п. 5 Декрета).

Безотзывные доверенности

Это доверенности, которые не могут быть отменены до окончания срока их действия либо могут быть отменены только в предусмотренных в данных доверенностях случаях (п. 7 Декрета). Кроме того, безотзывная доверенность, как и обычная доверенность, не может быть выдана на срок свыше трех лет.

Право выдавать такую доверенность получают резиденты ПВТ, их участники (акционеры) и иные третьи лица, являющиеся сторонами гражданско-правовых договоров с указанными лицами. Поэтому безотзывные доверенности могут быть выданы для представления интересов в сделках конвертируемого займа, опционных соглашениях, соглашениях о возмещении потерь, смарт-контрактах (п. 7 Декрета).

Конвертируемый заем

Согласно ч. 2 подп. 5.1 п. 5 Декрета по договору конвертируемого займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги, а заемщик при наступлении определенного договором обстоятельства, в том числе зависящего от воли заемщика и (или) заимодавца, либо при совершении заемщиком или третьими лицами определенных договором действий передает заимодавцу принадлежащие заемщику объекты прав.

Данные объекты прав могут заключаться в акциях, долях (часть доли) в уставном фонде заемщика, находящихся на балансе заемщика. Либо заёмщик обязуется увеличивать уставный фонд на сумму конвертируемого займа с передачей заимодавцу акций, эмитентом которых является заемщик, или доли (части доли) в уставном фонде заемщика.

Проведя цивилистический анализ указанного обязательства, можно прийти к выводу, что указанный договор представляет собой заемное обязательство с элементами отступного. Потому что в качестве отступного здесь могут выступать акции, доли в уставном фонде хозяйственных обществ, сумма увеличения уставного фонда. Однако отличие от отступного заключается в отсутствии возможности замены способа исполнения на иной.

Помимо стандартных условий для договора займа в договоре конвертируемого займа должна быть указана стоимость предмета отступного либо способ определения данной стоимости, срок передачи отступного при наступлении установленных договором обстоятельств.

Выводы

В заключение следует сказать, что легализация таких правовых конструкций как смарт-контракты, конвертируемый заем производится в рамках задач белорусского государства по построению цифровой экономики. Правовое регулирование смарт-контрактов основано на существующем международном опыте. Однако скорость практической реализации технологий в сфере блокчейн оставляет желать лучшего.

Об этом может красноречиво говорить такой факт, как отсутствие в Беларуси на момент написания настоящей публикации даже одной крипто-биржи, не говоря об реализованных ICO. Поэтому лицам, полагающимся на развитие рынка криптовалют в Беларуси, остаётся только ждать и надеяться.

Вместе с тем, иные правовые инструменты, такие как конвертируемый заем, соглашение о возмещении потерь и иные нововведения направлены на развитие стартапного права. Они во многом заимствуют правовые конструкции из англо-саксонской правовой системы.

Данные инструменты хорошо зарекомендовали себя в иных юрисдикциях. Следовательно, они могут быть реализованы уже сегодня в развитии белорусского рынка стартапов, венчурных инвестиций. Поэтому несмотря на характер их введения пока что только в рамках правого эксперимента для ПВТ, стоит сказать о позитивном влиянии данных новаций на социальный прогресс.